Билет на поезд (Черевко Марина)

Проснувшись в тёплой пуховой постели ранним погожим утром цветущего душистого мая, он обнимал не забавную плюшевую игрушку, не нового робота или смартфон последней модели. Рядом с ним дремала небольшая картонная коробка с прибывающим на перрон паровозом времён золотой лихорадки в США, на которой заглавными буквами было написано «Билет на поезд».

Надев свой выходной костюм с пятнистой жёлтой бабочкой и закутав шею длинным красным шарфом, так как ласковый май всё ещё огорчал частыми дождевыми перебежками, мальчик лет восьми с веснушчатым интеллигентным лицом, аккуратно причёсанными волосами и самыми добрыми в мире глазами отправился в сторону детской площадки, держа под рукой неразлучную с ним картонную коробку.

Пробегавших мимо шумливых ребятишек сразу же привлёк красочный коробок с яркими колоритными персонажами, так и зазывавшими в увлекательное путешествие.

– Ух ты! Это же новая настольная игра «Билет на поезд»! – хором воскликнули дети. – Давай играть!

– Не могу, – очень серьёзно ответил мальчик. – Я обещал маме, что мы откроем её вместе.

– Ну, как знаешь, – пропели дети и помчались наслаждаться лучезарными деньками счастливого детства.

В городском парке у ларька с мороженным мальчик встретил упитанного детину, который держал по два мороженых в каждой руке и прожорливо жевал пятое.

– Что это у тебя за игра? Хорошая? – спросил он.

– Самая лучшая на свете, – с сердцем проговорил мальчик, просияв наивной детской улыбкой.

– Вот как? Даже лучше «Колонизаторов»?

– Лучше всех в мире, ведь это подарок от мамы.

– Подарок? – задумчиво протянул упитанный детина, протягивая мороженое странному знакомцу.

– Это тебе подарок от меня. Он, конечно, не самый лучший в мире, но зато банановый.

На городской площади шелудивые тучи поливали суетливых горожан, казалось, не замечавших в их рассеянном хлопотливом потоке маленького мальчика с серьёзным лицом и самыми добрыми в мире глазами, который, сняв новенький пиджак, закрывал им от дождя самый лучший в мире подарок, принимая на себя прохладные мокрые удары докучливых капель. И лишь один седовласый дедушка с белой ватной бородой, как у доброго Дедушки Мороза, раскрыл над ним зонтик, вручив его удивлённому пареньку.

– Если человек что-то так бережно хранит, значит, он стоит тысячи таких зонтиков, – объяснил сказочный дедушка, уходя и всю дорогу улыбаясь такой необычной встрече.

Придя на перрон городского вокзала, мальчик обратился к водителю электровоза с просьбой его подвезти.

– Подвезти, говоришь? – вскинул брови машинист, радушно улыбнувшись. – И билет имеется, да ещё какой!

– Это подарок от мамы.

– Любишь, значит, маму?

– Люблю и даже очень. А вы? – по-взрослому рассудительно, но по-детски наивно спросил мальчик.

– Вот ведь какой. Ну, садись, коль не шутишь. Поедешь в кабине машиниста.

Мальчик с серьёзным выражением лица и самыми добрыми в мире глазами сошёл посреди жёлто-белого ромашкового поля, отыскав ту самую деревянную скамейку, где его уже ждал любимый образ мамы таким, каким он его помнил: улыбчивым, нежным, заботливым и родным с самыми красивыми чертами и самыми добрыми в мире глазами.

– Я же обещал, что мы откроем её вместе, – ответственно произнёс мальчик, разворачивая игру.

Пусть мы не вечны и течение судьбы нам не подвластно, но память, бережно хранимая, как светоч всех наших будущих свершений, воссияет путеводной звездой в каждой крошечной любящей душе, чьё богатство дороже всех благ, милее всех ласк и священнее истин.