Метод жужжания (Шубная Любовь)

Как-то раз заяц Фр сочинил песенку. Вернее, она сама откуда-то прилетела, а он просто спел:

Я люблю гулять пешком

По тропинке босиком.

Знают все мои друзья,

Что иду по лесу я!

Ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля,

Что иду по лесу я!

– Хорошая песенка, – сказала змейка Машша. – Только не совсем правильная. Когда я нахожусь за кустами, то не вижу, кто гуляет по тропинке.

– И я не вижу, – поддержал змейку ёжик Тишка.

– Действительно, – почесал за правым ухом Фр. – Я же молча иду. Не каждый день песенки откуда-то берутся. Надо подумать…

Он кувыркнулся, чтобы умные мысли поскорее пришли, прыгнул на пенёк и вдруг услышал:

– Ж-ж-ж, ж-ж-ж, ж-ж-ж!

Рядом с ним уселся огромный шмель.

– А вот и подсказка, – обрадовался Фр. – Шмеля мы издалека услышали, а только потом увидели. Наверное, и мне надо какие-то звуки издавать.

– Ничего я не издаю-ж, – обиделся шмель.

– Ну как же! Ты летишь и жужжишь, чтоб все знали, что это не заяц и не черепаха приближаются, – сказал ёжик.

– А где у тебя жужжалка? – спросила черепаха.

– Да нет у меня никакой ж-жужж-ж-жалки! – снова обиделся шмель.

– Как это нет! – возмутился Фр. – Мы сами слышали: ж-ж-ж, ж-ж-ж, ж-ж-ж!

– Я не специально, – сказал шмель. – Просто, когда лечу, взмахиваю крыльями много-много раз, отсюда и звук.

– Интересно, а если я стану махать лапами, тоже зажужжу? – удивился Фр. – Тогда, конечно, сразу всем понятно станет, что это я по тропинке иду.

Заяц помахал лапами, но жужжания почему-то не получилось.

– А ну-ка я попробую, – замахал лапками Тишка. Жужжания не было. Зато все услышали: – Ой-ой-ой! Так и лапы могут оторваться!

– Ну, во-первых, у меня не лапы, а крылья, – гордо сказал шмель. – У них несколько иное устройство и предназначение. И вес у меня не такой, как у зайца или ёжика. И машу я крыльями намного быстрее, чем вы лапами. Двести двадцать раз в секунду.

– Сколько, сколько? – переспросил Фр. – В секунду? Не может такого быть!

– Может, может! – отозвалась с цветка пчёлка. – Я машу крылышками ещё чаще-ж-ж-ж. Меня зовут Жуж-ж-жа.

– Ух ты! – изумился Тишка. – Я, наверное, два раза в секунду махнул, и то заойкал. Хорошо, что я не шмель и не пчела!

– И не муха. Ж-ж-ж, – перелетел на другой конец пенька шмель.

– Наша подружка З-з-з тоже часто крылышками машет? – спросила черепаха.

– Конечно, – важно ответил шмель. – Вообще, если интересно, я могу целую лекцию прочесть о жужжании. Вот лично я машу крыльями реже, чем пчела или муха, моё жужжание кажется более грубым: ж-ж-ж-ж. У пчелы оно нежнее. А у комара вообще другой звук получается.

– Я слышал! – подпрыгнул Фр. – Этот кусака всё время пищит, когда летает. И у него крылышки виноваты? Он что, тоже часто ими машет?

– Шестьсот раз в секунду, – ещё больше заважничал шмель. – К тому же у него крылышки тоньше, и сам он маленький. Потому и звук другой. Чтобы всё это понять, возьмите, например, линейку и помашите. Если махать медленно, звука не будет. А если быстро – он появляется.

– А что такое линейка? – спросила черепаха.

– Это маленькая дощечка с делениями, – сказал Тишка. – Мы её прошлым летом на поляне нашли и в нашу лесную школу отнесли. А теперь оказывается, ею не только измерять, но и жужжать можно.

– Попробуем обязательно, – сказал Фр. – Теперь я никогда не буду прогонять насекомых – пусть отдыхают хоть на пеньках, хоть на цветах. Я бы за одну секунду устал! Метод жужжания для меня не подходит. Но зато я придумал, что делать, чтобы друзья знали, что на прогулку вышел я. Буду подпрыгивать выше кустов! Вот так!

Будут видеть все друзья,

Что иду по лесу я!