Пес-ворчун (Шофман Екатерина)

Жили-были пес-ворчун, кот-молчун да петух-крикун. Жили они на широком подворье, на опушке леса. Пес хозяйство от незваных гостей охранял, кот мышей в доме да в амбаре ловил, а петух зорьку встречал да курочек обхаживал, чтобы лучше неслись. И хозяева у них были добрые да работящие. Так что жили всегда в достатке, и все в доме у них все было ладно. Бывало, лишь зорька затеплится, петух взлетит на забор и заорет во все горло:

 - Вставайте, лежебоки! Уж утро на дворе! Пора за дело приниматься.

 - Хватит глотку драть, - заворчит на него пес, - хозяйка уж прежде тебя встала.

И правда, не успеет петух на землю слететь, дверь избы отворится. То хозяйка идет корову доить. А мимо ее ног кот молчком проскользнет, и в хлев. Сядет супротив хозяйки, лапы хвостом обовьет и глядит не мигая.

 - Ладно уж, попрошайка, - засмеется хозяйка, подоивши корову, и нацедит ему в блюдечко молочка.

А на подворье уж суета. Старшая дочь отрубей напарила - свиней кормить. Огромную бадью, едва подняла. Средний сын овец выпустил да корову с теленочком пастись выгоняет – хворостиной посвистывает. А хворостина-то выше него будет. Младшенький курам зерно в кормушку насыпает, да наглых воробьев шугает, чтоб не воровали.

Хозяин же тем временем коня запряжет, краюху хлеба за пазуху, воды колодезной – во флягу да поедет в поле. Пахать-боронить или косить-ворошить. Летом в поле всегда работа найдется. Хозяйка тем временем псу миску похлебки вынесет да в дом вернется – обед готовить. Легко ли такую ораву прокормить? И хоть сама уж на сносях, за весь день ни разу не присядет. Дети как могут, помогают. Старшая дочь и воды натаскает, и яйца куриные по гнездам соберет, и огород прополет да польет. А младшенький только и годиться, что "подай-принеси". А так все больше в пыли играет, пса теребит да кота гладит. Малой еще, несмышленый.

Но пес такого обращения не терпит. Приоткроет один глаз, зарычит грозно - мальца как ветром сдует.

 - Ку-ка-ре-ку! – дразнит его петух с забора. - Экий ты недотрога!

 - Я всю ночь не спал, дом сторожил, - ворчит в ответ пес. – Мне сейчас отдыхать положено, а не детей неразумных ублажать. Сам бы попробовал.

Петух слетит на землю, перед мальчонкой покрасуется и обратно на забор. А то ведь недолго и без хвоста остаться. И только кот все сносит безропотно. Лежит на солнышке, глаза щурит. А то и замурлычет. Пушистое брюхо под детские ручонки подставит. Мол, почеши.

К вечеру вернется хозяин – пыльный, потный, усталый. Ему дочка колодезной водицы сольет – умыться, да рушник подаст. Тем временем средний сын коровушку домой пригнал, ворота настежь распахнул, водицей напоил. А овцы и сами вернулись. Они хоть и бестолковые, но у них за главного черная коза. Хитрющая. Эта домой всегда воротится. Ее хозяйка каждый вечер хлебным мякишем балует.

И малец тут как тут - под ногами путается, к отцу ластится. Тот хоть и устал, а сына вниманием никогда не обделит. То на ноге покатает, а то подбросит до небес. Малец аж визжит от восторга и просит: "Батя, еще, еще!" Но хозяйка уж на стол накрыла и кличет всех ужинать. Тогда и кот-молчун встрепенулся – мигом на крыльцо взлетел да меж ног в избу шмыгнул. Вдруг и ему лакомый кусочек перепадет.

Как солнце за лес сядет, петух взлетит на насест и пропоет вечернюю зорьку:

 - Кукареку, курочки! Кукареку, кумушки. Пора на ночь устраиваться, на насест забираться, голову под крыло прятать. А тебе, ворчун, пора службу нести. Дом да двор сторожить. Ночных воров прочь гнать.

Поднимется пес на лапы, встряхнётся, цепью дробно зазвенит. И пойдет дозором вкруг двора. К лесным шорохам прислушивается, к ползучим запахам принюхивается. Поворчит для порядку, мол, все едят, а его голодным оставили. Чтоб, значит, злее был.

Как свечереет, хозяйка через двор идет, подойником звенит, хлебную корочку в кулаке сжимает. А следом кот бежит. Знает, сейчас хозяйка коровушку корочкой уважит, вымя ей помоет и доить примется

 - Хорошо ему, полосатому! - ворчит пес. - Ходит где вздумает, всю ночь мышей ловит. Когда корову доят, ему еще и молоко перепадает. А меня кормят раз в день. Да и то не досыта: миску похлебки да пару костей.

 - Что ж тебе мешает? - обернулся кот-молчун. - Поймай кого-нибудь.

 - Цепь мешает, – огорченно вздохнул пес. - Я тут целый день на привязи.

Но вот однажды днем, пробралась к ним на подворье лисица. Тихо-тихо крадется она через двор, выбирает курочку пожирнее. Брюхом по земле стелется, лапами неслышно ступает – ни стука, ни звука. Вот уж до ближней хохлушки один прыжок остался, вот уж полпрыжка. Тут учуял пес лисий дух, заворчал, зарычал. Куры всполошились, а лисица хвать хохлатку, и бежать. Пес рвется вдогонку, да цепь не пускает.

 - Вор! Вор! – лает, а поделать ничего не может.

Тут и петух на забор взлетел, да заорал во все горло:

 - Держи воровку! Держи рыжую!

Услыхав этот переполох, все кто был в доме, на двор высыпали.

 - Господи! – причитает хозяйка. – За что же такая напасть?

 - Ой, мамочки, страшно, - голосит младшенький и к мамке жмется.

 И только дочка догадалась. Бросилась к ворчуну и с цепи спустила.

Тут уж пес показал всю свою прыть, бросился за лисицей вдогонку. Та меж кустов кружит, со следу сбивает. А пес наперерез. Где по запаху, где по звуку.  И громко лает. Вот-вот настигнет. Испугалась лиса, птицу выпустила и припустила во всю прыть. Через овраг напрямик, клочки рыжей шерсти по кустам оставляя.

А пес-ворчун воротился на двор, и хромую хохлатку с собой привел. Ту хоть и помяла лисица, да страх домой гнал пуще понуканий.

Обрадовалась хозяйка. Курочку на сеновал посадила, чтобы ее другие куры по глупости своей не затоптали, а псу в награду полную миску костей принесла и добрый шмат сала. И уж больше его на цепь не сажали.

С тех пор пошла у ворчуна совсем другая жизнь. Он, как и прежде, всю ночь ходил вдоль забора дозором. Да только теперь снаружи, за воротами. По кустам шарил, камни метил, но далеко не уходил. Двор от недобрых людей, от лесных зверей стерег. Походя ловил себе всякую мелкую живность на закуску. То полевку, то лягушку, а то и куропаточку. И все ворчал:

 - Разве ж этой мелочью сыт будешь? Если бы хозяин на охоту собрался, вот я б уж разгулялся…