Пособие для драконов (Филиппова Екатерина)

Одним теплым весенним вечером в лапы почтенного дракона Эспринга попалась книга с интригующим названием «Как приручить рыцаря». Где-то через полтора часа он, полный решимости и до глубины души пораженный тем, что прочитал, высунул нос из своей пещеры. В его многострадальную голову тут же полетело копье.

- Никаких манер, а еще называют себя благородными рыцарями! – проворчал дракон, задвинувшись обратно.

- Выходи, я знаю, что ты там!

- У меня неприемный день, – отозвался Эспринг, а затем решил применить полученные знания на практике. – Слушай, ты это… Есть не хочешь?

- Не надо меня есть, чудище поганое! – провозгласил рыцарь, а затем с интересом спросил: - Как это неприемный день?

- Зеленый Дракон Эспринг Третий предоставляет свои услуги по экстренной выдаче дочек, племянниц, внучек, сестер и прочих родственниц замуж, – гордо продекламировал Эспринг и вручил рыцарю свою визитку с вензелями. – За рыцарей, разумеется. Но за отдельную плату краду и пристраиваю еще принцев и тещ.

- Даже тещ?

- Некоторые леди в возрасте мечтают о рыцаре в сверкающих доспехах, – повел крыльями дракон.

- А у тебя сейчас никого нет из непристойных? – с опаской спросил рыцарь.

- Говорю же: неприемный день. Так ты есть будешь?

Рыцарь припомнил, что последняя деревенька, в которой он закупался припасами, находилась в четырех днях пути от пещеры, а затем согласился. Пойманные драконом горные козлы пошли на ура под вино, а уже на втором бочонке воистину драконьих размеров рыцарь захмелел и стал делиться наболевшим.

- Зовут меня Ридер Шума, я рыцарь Прекрасного Далека первой ступени.

- Прямо-таки первой? – засомневался Эспринг.

- Вручал мне ее в столице месяц назад сам король. У меня даже документ есть! – рыцарь рвался показывать награду, но дракон усадил его на место. – И все было бы хорошо, если бы я не приглянулся принцессе!..

- Красивая?

- Страшная, как смерть! Волосы черные, глаза черные, ногти тоже черные, а ходит в черных балахонах.

- Так она что – жрица культа Тьмы?

- Хуже – ведьма. И говорит мне король: «Либо подвиг, либо свадьба».

- Я тебе помогу, – воодушевился дракон, допивая десятый бочонок.

На следующее утро глаза обоих не спешили открываться, а прийти в себя удалось лишь ближе к вечеру. Затем Рикер и Эспринг по кусочкам собирали воспоминания о прошедшем дне, так как не сразу сообразили, где находятся.

-  Мы во дворце, что логично. Помнишь, что ты вчера делал? – ответил рыцарь на вопрос дракона.

- Тише! Моя голова!.. Не помню ничего. А, нет, помню что-то… К сожалению.

В голове Эспринга навязчиво крутилась картинка, на которой он посадил черную деву, орущую «Я принцесса, а мой отец узнает об этом!», на самую высокую башню столицы и летал вокруг нее корявыми восьмерками на манер истребителя. И ни король, ни придворные, ни вся королевская рать не могли утихомирить разбушевавшегося дракона. Особенно стыдно было за то, что в какой-то момент он не вписался в поворот и с грацией пьяной ласточки врезался в сорокаметровую статую Мокикира Сластолюбца на полной скорости. Голова бывшего правителя приземлилась аккурат в то место, где находилась единственная во всем королевстве лавка пряностей, за которую дрались как минимум девять купцов. Спор разрешился по причине уничтожения объекта спора.

- Как же неловко-то получилось… – невольно вырвалось у в общем-то интеллигентного дракона.

- Ты это про частушки?

- К-какие частушки? – почти жалобно спросил Эспринг.

- Непристойные, – как само собой разумеющееся, произнес Рикер. – «Про поход инкубов в земли амазонок», «Маг и медведь», «Смотрины у вампиров»… Я даже и не знал некоторые. А вот то, что было после частушек, я уже не помню.

В голове у дракона стало понемногу проясняться. Эспринг припомнил, что принцессу все-таки сняли с башни, а когда она попыталась проклясть дракона, то он одним неловким чихом укоротил ей прическу и поджег банк. Банк горел, долги таяли, но пострадало только самолюбие принцессы.

- Так где же мы все-таки находимся?

- Из центра зала послышался грохот, а к передним лапам дракона прикатилась… Корона? Из-под помпезного красного кресла выглядывали чьи-то ноги. Затем король (а кто же еще?) целиком вылез из-за спинки. Больше всего он походил на колобок с козлиной бородкой и волосатыми ножками-спичечками, зато вид имел такой гордый, что невольно напомнил Эспрингу того горного парнокопытного, которого он вчера поймал «на закуску». До дракона наконец дошло, что он своим необъятным телом заслонил единственный выход из тронного зала, заперев короля один на один с «иродом безбожным». А королевская стража тем временем трясется от страха под дверью.

- Что делать? – невольно вырвалось у Эспринга.

- Мне после такого в королевство путь заказан, – несколько обрадованно сказал рыцарь, вспомнив «прекрасную» принцессу.

- И мне, – дракон умолк. – Слушай, Рик, я так понимаю, что нам здесь не жить?

Обладатель первой степени Прекрасного Далека кивнул, а дракон понизил голос так, чтобы король не услышал.

- Меня давно приглашают работать на эльфо-вампирской таможне в связке дракон-всадник. Я раньше не соглашался, потому что всадника не было. Понимаешь мою мысль? Как тебе идея?

- А что делать-то надо?

- Патрулировать границу.

Дракон со всадником красиво улетели в ночь, распугивая редких прохожих громким хохотом, а книга «Как приручить рыцаря» осталась лежать на камнях возле пещеры, ожидая своего читателя…

 Не всегда для полного счастья дракону нужна принцесса, иногда вполне достаточно скучающего рыцаря, а рыцарю не всегда хочется спасать принцессу, потому что на самом-то деле спасать надо его.

Жизнь не сказка, а дружба дороже титулов и царств.