Сверчок в ходиках (Дементьева Екатерина)

Не вспомню даже, когда это было, и как это случилось, но одним холодным, промозглым осенним вечером, когда большая блестящая тарелка Луны выкатилась из-за туч,- я остановился около маленького придорожного кафе. Это заведение и кафе назвать было трудно, так, что-то вроде придорожной забегаловки, где готовят быструю и не всегда полезную еду, и  которой можно надолго набить свой урчащий от голода желудок.

Вот в такое кафе я и зашёл. К тому же, это было единственное заведение со светящейся вывеской на протяжении всей дороги, которую я проехал в этот вечер. За день я очень устал, хотелось есть и спать,  я с надеждой толкнул входную дверь под мигающей вывеской. Я заметил, что окна в кафе были старые, а вывеска покосилась. От моего толчка, дверь, отвратительно заскрипев, открылась и впустила меня внутрь. Когда я вошёл, под моими ногами заскрипел и заныл на все лады, дощатый пол. На минуту я остановился, оглядываясь по сторонам. Кафе внутри оказалось ещё меньше, чем я предполагал. Большую часть пространства занимали барная стойка и камин, расположенный в дальнем углу. На его полке были расставлены бесчисленные фарфоровые статуэтки, давно ушедших времён. Камин горел слабо и не очень-то нагревал внутреннее пространство.  Однако, от потрескивающих углей и  слабого света лампочек, я почувствовал себя уютно, по-домашнему.

Все столики были пусты, кроме одного. За ним сидел мужчина довольно странно одетый,- на нём был старомодный котелок и короткий пиджак в клеточку. Я, поправив свою длинную, с яркими надписями модную майку, сел рядом. Мужчина долго и пристально смотрел на меня, потом спросил:

- Зачем ты пришёл? Мне его вопрос показался довольно резким и странным,- ну что могут делать голодные люди в подобных заведениях? Поэтому я ответил просто:

- Поесть пришёл. Мужчина продолжал смотреть на меня спокойно и выжидающе. Ко мне подошла официантка, держа наготове открытый блокнот. Я попросил принести дежурное блюдо, она молча кивнула и скрылась за стойкой. В ожидании заказа я продолжал рассматривать интерьер  заведения. На столах и стенах роль лампочек выполняли искусственные свечи, которые всё время мигали, и от этого казалось, что свечи мерцают.  Столы окружали удобные "венецианские" стулья. Я решил познакомиться со своим собеседником-

- Вы кто? Мужчина с недоумением посмотрел на меня, и не ответив, спросил сам:

- Нет, это ты кто?

- Меня зовут Василий, и я еду в Томск.  За победу в игру по интернету мне положена чашка. Мужчина усмехнулся и произнёс тихо, будто эхо: "Чашка…". Я заморгал, потому, что мне вдруг стало неловко. И правда, приз был мелкий и незначительный, и тащиться за ним в другой город,- было обычной блажью. Мужчина, сдвинул котелок на бок, наклонился ко мне поближе и тихо сказал;

- Это не обычное кафе, мой мальчик. Здесь нет места современной суете и грохочущей музыке. Тут живут Тишина и Сказка. Я перестал жевать и с удивлением посмотрел на своего соседа. Ведь я с детства очень любил сказки, а сейчас, став известным рок музыкантом, играющим ту самую грохочущую и шумную музыку, совсем позабыл о своей детской мечте,- попасть в сказку. Когда я был маленький, моя мама мне много читала разных книг, но больше всего я любил слушать сказки. И сейчас я вспомнил их все- все, и сразу. Если бы я рассказал о них своим друзьям музыкантам, то они скорее всего подняли бы меня на смех, а о понимании вообще не могло идти речи. Мой собеседник посмотрел на меня и продолжил:

- Ты сверчков видел?

- Конечно, видел,- ответил я и вспомнил маленьких певцов, которые не давали мне спать в одном отеле, когда я был на гастролях в другом городе. – Более того, продолжил я, - у меня в детстве были сверчки и они жили в красивой спичечной коробке. Мне снова стало не по себе под осуждающим взглядом моего собеседника.

- А знаешь ли ты, где должны жить сверчки? – Подумав немного, я сказал, что сверчки живут в траве.

- Ты уверен?- спросил незнакомец. Я задумался, и засунув руку в карман брюк, достал оттуда пачку сигарет и жестом предложил своему соседу.

- Ты не ответил,- продолжил незнакомец, и отвёл в сторону мою руку с сигаретной пачкой.- Мой мальчик, я хочу, чтобы ты услышал сказку, которую расскажет тебе мой маленький друг. Посмотри,- вот он. Мужчина встал и  подошел к стене, на которой висели  старые часы с длинным маятником. Поглядев на него, я вдруг вспомнил свои любимые детские качели. У кого-то детство,- это бабушкины пирожки, у кого-то любимые игрушки,  а у меня, дворовые качели, на которых я катался до темноты ,и  мелодичнее их скрипа для меня до сих пор ничего нет.

- Вот здесь живет маленький сверчок, жестом указывая на часы, загадочно произнес мужчина и, сняв со своей головы котелок, положил его на стул. – Этот свечек необычный, он умеет играть на скрипке и чудесно рассказывает сказки. Ты видел таких сверчков? И я, и сверчок и это кафе мы здесь все одно целое. А выйдя за дверь, мы все изменимся, и ты нас уже не узнаешь. Мы существуем так уже очень давно – здесь особая жизнь, особый мир. Войдя сюда, ты наверняка, ощутил разницу между своим миром и этим. Ты живешь в своем, как ты называешь "обычном мире", а ты задумывался, что значит "обычный"? Ведь у каждого понятие обычности разное! Смотри, вот это обычные ходики, а это самый обычный говорящий сверчок.

Мне очень захотелось послушать сказку этого "обычного" сверчка и я замер в ожидании чего-то необычного. И тут, маленькие дверцы на часах распахнулись, и вперед выдвинулась небольшая  деревянная планочка, на которой, свернувшись клубочком, спал маленький сверчок. Присмотревшись внимательнее, я обомлел от изумления,- передо мной был сверчок во фраке и брюках.

- Просыпайся, дружок,- ласково произнёс незнакомец, наклонившись к спящему сверчку. Сверчок открыл глаза, резво подскочил и внимательно посмотрел на меня.

- Ты хочешь, услышать мою сказку?- спросил он, садясь на край планочки и свешивая вниз длинные лапки. Он погладил себя по длинным усам и загадочно улыбнулся.- Я вижу, что сердце у тебя чистое и душа открытая,- прошу тебя: выложи на стол то, что у тебя в кармане.

Так на столе появились деньги, телефон, сигареты . За последнее, поймав на себе остановившийся взгляд сверчка, мне стало стыдно. Сверчок покачал головой и вздохнул. А когда я достал из глубины кармана, свёрнутые в клубок наушники- сверчок изумился:

- Ты через это слушаешь музыку?

- Да,- ответил я

- Эх, ты, что же ты там можешь услышать? Разве это музыка? Музыка должна быть живая. Сверчок пополз по планочке обратно в часы и вернулся назад с маленьким футляром для скрипки. Он его бережно протёр мягкой тряпочкой, затем достал скрипку, и положив её себе на плечо, плавно взмахнул смычком, и… скрипка запела. Скрипка запела такой радугой звуков, каторой я ещё никогда в своей жизни не слышал. Её многоцветное сияние, вспыхнув, взметнулось вверх,  вылетев через окно, и взлетев высоко в небо, коснулось Луны, отчего та засияла ещё ярче. Сверчок продолжал играть, прикрыв глаза и наклонив голову к скрипке, официантка принесла мне кофе и пирожное, но я этого не заметил.

Маленький музыкант продолжал очаровывать меня своей мелодией, и я явственно увидел перед собой осень, капельки дождя, стучащие по стеклу и просящие впустить их в дом. Именно так я в детстве понимал их стук и просил маму открыть окно. Мне вспомнился, прилипший к оконному стеклу, жёлтый лист с оранжевыми прожилками.

Затем, скрипка запела, как поёт зимняя вьюга, застонала, засвистела и наконец, закружила миллионами пушистых снежинок, медленно кружащихся в танце новогодней ночью. Перед моим взором стоял маленький рыжеволосый мальчишка, каким я был в детстве, который радовался, держа в руках, искрящиеся миллионами искр, бенгальские огни. Ещё взмах смычка, вокруг зазвенел ломающийся на речках лёд, побежали тоненькие весенние ручейки, зазвенели трели первых прилетевших птиц. Я и не заметил, как меня обдало жаром июльского дня. Мне вспомнились толстые, жужжащие шмели над цветущим благоухающими полевыми цветами лугом, который начинался сразу за бабушкиным домом.

Звуки скрипки подхватили меня с новой силой,- я увидел летящих паучков, смело отправляющихся в путь на своих "коврах-самолётах" в начале осени.

Сверчок открыл глаза, медленно опустил смычок. Он осторожно положил его в футляр, рядом положил ещё дрожащую от музыки скрипку.

- Я вижу, что ты понимаешь, о чём я играю, это очень приятно. Много народу было здесь, очень много, я помню всех. Помню, как менялись их лица, как только они входили сюда, жаль, что они этого не видели! Я видел на их лицах жадность, глупость, злобу, хитрость. А твоё лицо осталось без изменения, и я рад, что играл для тебя. Ты вырос, но остался чистым ребёнком, и в твоём сердце по-прежнему живёт Сказка. Помни об этом. И сверчок, исчезая в часах, тихо проговорил:

- Прощай, мой друг, береги свою сказку, она тебя всегда выручит и поможет!

Я сижу в своей  машине и всю дорогу домой слушаю новую мелодию, появившуюся на моём телефоне, после посещения кафе. Сколько раз, нарочно или если выпадал случай, я ехал по этой дороге, желая снова попасть в это кафе, я не мог его найти,- оно исчезло! Никогда больше я не встретил ни странно одетого мужчину, ни сверчка, хотя и замирал при виде похожих ходиков, ни даже той официантки. И я понял, что попасть в это кафе можно только один раз в жизни. Обо всём случившимся, я рассказал своей маме. Она выслушала меня, и как в детстве, погладив меня по голове, сказала:

- Сказка, сынок, это то, что остаётся в человеческом сердце навсегда, - с рождения и до самой последней минуты, только надо об этом помнить!